Вопросы актуальной судебной практики, связанной с кредитным страхованием

18.11.2016

Эксперт: Дмитрий Шнайдман
Источник: Закон.ру

Вопросы актуальной судебной практики, связанной с кредитным страхованием

Широко практикующееся во всём мире страхование торговых (коммерческих) кредитов, сутью которого является принятие на себя страховщиком риска неплатежа контрагентов страхователя по договорам поставки, заключённых на условиях отсрочки платежа, на данный момент развивается и охватывает постепенно не только дочерние страховые компании иностранных страховщиков, но и российские страховые компании. В свою очередь, потенциальные страхователи  (производители либо поставщики товаров) в целом постепенно «дорастают» до использования комплексных инструментов управления рисками, в частности, кредитного страхования.

Тем не менее, осуществление данного вида страхования, обеспечивающего защиту  финансовых интересов страхователей, связанную с риском неплатежей его контрагентов, несёт для страховщика значительные финансовые риски, связанные с достаточно высокой вероятностью наступления страховых случаев по указанным договорам. Наличие подобной вероятности, в первую очередь, обусловлено существующими  экономическими реалиями, а именно нестабильной экономической ситуацией в РФ.

Однако, помимо нестабильной экономической ситуации в РФ и связанной с этим потенциально высокой убыточностью данного вида страхования, есть ещё одно обстоятельство, которое при неблагоприятном дальнейшем развитии событий может привести к тому, что те участники страхового рынка, которые пока предоставляют страхователям услуги по страхованию предпринимательских рисков, значительно сократят либо и вовсе прекратят своё присутствие на нём.

Этим обстоятельством является отсутствие единообразной правоприменительной практики при рассмотрении арбитражными судами РФ споров, связанных с исполнением договоров страхования торговых кредитов. Конечно же, число споров по данным договорам составляет незначительную долю от общего числа рассматриваемых судами страховых споров, однако специфичность данного вида страхования и в подавляющем большинстве случаев значительный размер оспариваемых сумм делает целесообразным изучение и анализ существующей судебной практики.

Очевидно, что для страховщика принятие решения о заключении договора страхования подобного рода и об его условиях возможно только при наличии возможности адекватной оценки степени страхового риска, то есть при наличии полной и исчерпывающей информации не только о страхователе, но и о каждом из его контрагентов, в отношении которых заключен договор страхования торговых кредитов, включая информацию о финансовом положении, историю взаимоотношений в рамках текущей хозяйственной деятельности, сведения о репутации контрагента на рынке и т.п. В том случае, если на основании представленных данных договор страхования будет заключён, для страховщика принципиально важным становится информирование его об изменении степени потенциального страхового риска, что невозможно без активного участия страхователя.

Специфичность данного вида страхования обусловлена тем, что страховщик вынужден оценивать степень страхового риска и его дальнейшего изменения, руководствуясь в основном  информацией, предоставленной страхователем, поскольку её проверка в отношении третьих лиц (контрагентов страхователей, не являющихся стороной договора) представляется крайне затруднительной в силу конфиденциальности документов, составляющих коммерческую тайну. 

Заключая и исполняя договор страхования торговых кредитов, страховщик рассчитывает, что страхователь будет руководствоваться не только общим принципом предполагаемой добросовестности участников гражданских правоотношений, закреплённым п. 5 ст. 10 ГК РФ, но и общепризнанным на страховом рынке принципом наивысшей добросовестности (uberrimae fide), который подразумевает, что страхователь должен сообщить страховщику обо всех существенных обстоятельствах, влияющих на степень страхового риска. Требование к страхователю соблюдать принцип uberrimaе fide в полном объеме по существу означает, что он должен вести себя таким образом, как если бы его интерес не был застрахован.

Анализ существующей правоприменительной практики по спорам, связанным с исполнением договоров страхования торговых (коммерческих) кредитов, позволяет сделать вывод о том, что практически все споры между страховщиками и страхователями в рамках данных правоотношений связаны с разным пониманием сторонами договора страхования вышеуказанного принципа наивысшей добросовестности, что приводит как к оспариванию страховщиками действительности заключенных договоров страхования, так и к отказам в выплате страхового возмещения и, соответственно, искам страхователей о взыскании страхового возмещения. Приходится признать, что у органов судебной власти РФ также отсутствует единый подход к рассмотрению данной категории споров, что следует из содержания принимаемых ими судебных актов.

Итак, основываясь на сведениях из судебных актов, размещённых в открытом доступе, по делам, связанным с исполнением договоров страхования торговых кредитов, рассмотрим конкретные обстоятельства, которые привели к возникновению спора между страховщиком и страхователем, суть правовой позиции каждого из них в отношении этих обстоятельств, и оценку судом обстоятельств дел, которая и легла в основу принятых судебных актов.

  1. ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани» к ОАО СК «Альянс» (дело № А40-189862/15)

Суть спора сводится к оспариванию Страхователем отказа в выплате страхового возмещения по договору страхования коммерческих кредитов. Основанием для отказа в страховой выплате послужили согласованные сторонами договора страхования условия, в соответствии с которыми страховщик освобождается от обязательства по выплате страхового возмещения, без обязательного расторжения договора страхования, в случае неисполнения страхователем любых своих обязанностей, предусмотренных договором страхования.

В числе обязательств, неисполнение которых давало бы страховщику право на отказ в выплате страхового возмещения, стороны согласовали, что любая существенная информация, которая стала известна страхователю, должна быть немедленно представлена в письменном виде, в полном и неискаженном объеме страховщику. При этом к существенной информации относится, но не ограничивается, получение любой негативной информации (в т.ч. о несостоятельности) в отношении контрагента.

В соответствии с условиями договора страхования, его объектом являлись  имущественные интересы ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», связанные с риском возникновения у него убытков из-за неисполнения его контрагентами обязательств по оплате задолженности за поставленный им на условиях отсрочки платежа (на условиях коммерческого кредита) товар.  Договор был заключен в отношении восьми контрагентов истца, одним из которых являлось ООО «Триал-Трейд». Одним из страховых случаев, указанных в договоре, был указан длительный неплатеж контрагента истца, указанного в договоре.

 Факт неоплаты ООО «Триал – Трейд» товаров, поставленных в его адрес по дистрибьюторскому договору ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», послужил причиной обращения страхователя к страховщику за выплатой страхового возмещения.

Отказывая в выплате страхового возмещения, страховщик указал, что в период действия договора страхования страхователю стало известно о недобросовестном поведении ООО «Триал-Трейд», выразившемся в факте получения необоснованных выплат в свой адрес в рамках программы стимулирования продаж товаров Самсунг партнерами второго уровня. ООО «Триал-Трейд» являлся участником данной программы на основании самостоятельного договора (не являющегося частью дистрибьюторского договора), заключенного между ним и ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани». Несмотря на наличие данной информации, Страхователь не передал её Страховщику, чем нарушил свои обязательства, предусмотренные договором страхования, что дало Страховщику право на отказ в выплате страхового возмещения.

Соглашаясь с доводами страховщика, суд первой инстанции указал, что Страховщик должен находиться к объекту страхования в таком же положении, как и сам страхователь, то есть знать объект страхования так, как сам страхователь. Поскольку недобросовестность действий и следующая за ней неоплата товара были допущены одним и тем же лицом - компанией ООО "Триал-Трейд", то не уведомление об этом ответчика в нарушение договора страхования представляет собой основание для отказа в выплате страхового возмещения.

Недобросовестное поведение ООО «Триал-Трейд» было скрыто истцом в нарушение условий договора страхования, и такое нарушение истцом условий договора имело непосредственное отношение к наступлению страхового случая (просрочка платежа ООО «Триал-Трейд») и к размеру убытка, следовательно, ответчик обоснованно воспользовался предусмотренным договором правом отказать в выплате по данному страховому случаю. Подобная позиция суда первой инстанции стала причиной отказа в удовлетворении исковых требований ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани» в полном объёме.

В то же время, отказывая в рамках рассматриваемого дела в удовлетворении встречного иска страховщика о признании договора страхования недействительным, суд первой инстанции не счёл факт сокрытия истцом информации о недобросовестном поведении в рамках программы стимулирования продаж достаточным основанием для удовлетворения соответствующих требований о недействительности договора страхования.

Суд указал, что предположения о спорных действиях ООО «Триал-Трейд» не являются существенной для договора страхования информацией, не влияли на вероятность наступления страхового случая и на размер страхового риска, данная информация не запрашивалась страховщиком при заключении договора страхования, соответственно, факт несообщения о ней не может являться основанием для признания договора страхования недействительным по правилам ст. 944 ГК РФ.

Выводы суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения как первоначального иска о взыскании страхового возмещения, так и встречного иска о недействительности страхового возмещения, выглядят на первый взгляд противоречивыми.

С одной стороны, суд счёл сокрытую информацию несущественной, с другой стороны, счёл факт её несообщения достаточным основанием для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения. Тем не менее, данная позиция, по нашему мнению, полностью соответствует нормам действующего законодательства.

Согласно пункту 1 статьи 964 ГК Российской Федерации, если законом или договором страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, когда страховой случай наступил вследствие: воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения; военных действий, а также маневров или иных военных мероприятий; гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок.

Давая оценку указанной норме ГК РФ, в своём Определении от 20.11.2008 № 1006-О-О Конституционный суд РФ указал, что приведенное законоположение, диспозитивное по своему характеру, само по себе направлено на реализацию вытекающего из Конституции Российской Федерации гражданско-правового принципа свободы договора. Ограничение свободы договора при установлении оснований освобождения страховщика от обязанности по выплате страхового возмещения возможно, лишь если оно продиктовано конституционно значимыми целями (статья 55часть 3, Конституции Российской Федерации), и относится к исключительной компетенции законодателя.

Исходя из данной трактовки положений ст. 964 ГК РФ следует, что в рассматриваемом случае стороны договора страхования были вправе согласовать и такое дополнительное основание для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, как ненадлежащее исполнение страхователем своего обязательства по предоставлению любой негативной информации о контрагенте страхователя, вне зависимости о того, полагает ли её страхователь существенной либо нет.

Действуя в соответствии с принципом наивысшей добросовестности, страхователь должен исполнить принятое на себя соответствующее  обязательство, а в случае его неисполнения  - нести риск предусмотренных договором неблагоприятных последствий в виде встречного неисполнения страховщиком своих обязательств по выплате страхового возмещения. Диспозитивный характер положений ст. 964 ГК РФ не исключает возможность применения подобной правовой конструкции в договоре страхования.

Оценивая же позицию суда по поводу несущественности сокрытой страхователем информации для признания договора страхования недействительным, необходимо учитывать, что в данном случае буквальное содержание ст. 944 ГК РФ чётко определяет критерии отнесения той либо иной информации к числу существенной, и несообщение которой может явиться основанием для недействительности договора страхования.

В соответствии с п.1 ст. 944 ГК РФ при заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая. Существенными признаются во всяком случае обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования или в его письменном запросе.

Согласно ч. 3 ст. 944 ГК РФ, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, известных страхователю и имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику (ч. 1 ст. 944 ГК РФ), страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных п. 2 ст. 179 ГК РФ.

Как следует из фактических обстоятельств дела, стандартная форма заявления на страхование, заполняемая страхователем при заключении договора, не содержала требований о предоставлении страхователем той информации, факт несообщения которой впоследствии послужил основанием для предъявления требований о недействительности договора.

Позиция суда в данном случае соответствует букве закона и сложившейся правоприменительной практике, в частности, п. 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 № 162 «Обзор практики применения арбитражными судами ст.ст.178,179 ГК РФ», в соответствии с которым несообщение страхователем информации, которую страховщик не выяснял при заключении договора, не является основанием для признания договора недействительным в соответствии с п. 3 ст. 944 ГК РФ.

С позицией суда первой инстанции в части обоснованности отказа в удовлетворении встречного иска страховщика о недействительности договора страхования согласился и суд апелляционной инстанции. Однако суд апелляционной инстанции категорически не согласился с выводами суда первой инстанции в части наличия оснований для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по первоначальному иску.

Суд апелляционной инстанции посчитал, что буквальное толкование условий договора страхования приводит к выводу о том, что страхователь был обязан сообщать страховщику лишь о таких негативных фактах о деятельности Триал-трейд, которые влияют на увеличение страхового риска. Помимо буквального толкования условий договора, правильность такого понимания подтверждается также существом отношений по страхованию. По мнению апелляционного суда, страховщика должны интересовать только такие сведения, которые влияют на степень вероятности наступления застрахованного риска. Иное толкование данного условия договора лишало бы обязанность страхователя всякой связи с существом договора страхования и делало бы исполнение такой обязанности бессмысленной.

Поскольку негативная информация в отношении ООО «Триал-Трейд» касалась его действий в рамках программы стимулирования продаж и не связана с риском неисполнения Триал-трейдом своих обязанностей по оплате товара, возникших из дистрибьюторского договора, риск неплатежа по которому застрахован, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу об отсутствии оснований для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, удовлетворив требования  ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани» в полном объёме.

Очевидно, что точка в данном деле ещё не поставлена, и оно будет предметом рассмотрения судов вышестоящих инстанций, тем не менее, уже сейчас на его примере очевидно отсутствие единого подхода судов к пониманию «принципа наивысшей добросовестности» применительно к страховым правоотношениям. Подход апелляционного суда в значительной степени ограничивает право страховщика на получение от страхователя всего объёма имеющейся у него информации, что, в свою очередь, лишает страховщика в полной мере возможности оперативно реагировать на изменение ситуации.

  1. САО «ВСК» против ООО «Ай-Ти-Ар» (дело № А40-70018/15)

Сутью спора явилось требование страховщика о признании недействительным договора страхования коммерческого (торгового кредита) по основанию, предусмотренному п.3 ст. 944 ГК РФ, то есть сообщение при заключении договора страхования заведомо ложных сведений, существенно влияющих на степень страхового риска.

В соответствии с условиями договора были застрахованы имущественные интересы страхователя, связанные с возникновением убытков в результате неисполнения контрагентом обязательств по оплате товара, выполненных работ или оказанных услуг, которые поставлены, выполнены или оказаны страхователем в соответствии с заключенным контрактом и приняты контрагентом.

Согласно списку контрагентов, принятых на страхование, в качестве одного из контрагентов страхователь заявил на страхование ООО «С-Шина», при этом страхователь подтвердил, что заявленные им контрагенты (включая ООО «С-Шина») не имеют просроченной задолженности за купленные товары по договору поставки.

В ходе действия договора страхования страхователь обратился к страховщику с заявлением о выплате страхового возмещения в связи с тем обстоятельством, что по договору поставки между страхователем и ООО «С-Шина» образовалась просроченная задолженность.

По результатам рассмотрения предоставленных страхователем документов, страховщик установил, что на начало срока действия договора страхования у страхователя уже имелась непогашенная просроченная дебиторская задолженность контрагента ООО «С-Шина».

Обращаясь с исковым заявлением о недействительности договора,  страховщик указал, что ответчик заполнил заявление на страхование, являющееся письменным запросом страховщика, и сообщил существенные сведения, не соответствующие действительности, то есть заведомо ложные.

Заведомая ложность указанных сведений, по мнению страховщика, заключается в том, что ответчик знал о том, что на момент заключения договора страхования коммерческого кредита у него уже существовала просроченная и непогашенная ООО «С-Шина» дебиторская задолженность.

Сообщение страхователем указанных заведомо ложных сведений привело к тому, что страховщик принял на страхование обязательства по возмещению убытков, причиненных истцу третьим лицом, в полной мере не оценив возможные риски.

Суд отверг доводы страховщика, сославшись на то обстоятельство, что до момента заключения спорного договора страхования между его сторонами существовал аналогичный договор, заключенный на период, предшествовавший спорному, в котором ООО «С-Шина» также было указано в качестве контрагента страхователям.

Условиями как предыдущего, так и спорного договора страхования было предусмотрено ежемесячное предоставление страхователем Декларации на страхование коммерческих (торговых) кредитов, а также справки о задолженности по платежам по форме, согласованной страховщиком и страхователем.

Каждая Декларация содержит разделы о счетах, выставленных на оплату контрагенту страхователя и сроках их оплаты, в свою очередь справки о задолженности по платежам содержат разделы о просроченной заложенности и сроках просрочки.

Указанные документы ежемесячно предоставлялись в распоряжение страховщика в период действия предыдущего договора страхования, следовательно, по мнению суда, в распоряжении страховщика при заключении спорного договора страхования имелась вся необходимая информация о факте наличия просроченной задолженности ООО «С-Шина» перед страхователем.

К сожалению, из судебных актов не ясно, был ли в представленных декларациях и справках отражен факт наличия просроченной кредиторской задолженности ООО «С-Шина», соответственно, не понятно, допустил ли ошибку  страховщик, приняв на страхование уже просроченную кредиторскую задолженность, либо страхователь действовал недобросовестно, вводя страховщика в заблуждение.

В любом случае, суд сослался на п. 14 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.11.2003 г. N 75 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования», указав, что истец, являясь профессиональным участником рынка страховых услуг, вправе использовать любые допускаемые законом способы для восполнения недостаточности предоставленных страхователем сведений, проверки их достоверности.

Таким образом, по мнению суда, в момент заключения договора страхования истец имел возможность и должен был узнать о наличии просроченной задолженности контрагента ООО «С-Шина», если бы такая задолженность имела место.

Вообще, позиция судов о том, что страховщик, оспаривающий действительность договора страхования по основанию, предусмотренному п.3 ст. 944 ГК РФ, мог и должен был любыми доступными способами проверять действительность сведений, сообщённых ему страхователем при заключении договора, представляется крайне спорной.

Действительно, п.1 ст. 945 ГК РФ «Право страховщика на оценку страхового риска» предусматривает, что при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости.

Важно понимать, что указанная норма ведёт речь именно о наличии права, но не обязанности страховщика проверять достоверность сведений, сообщаемых ему страхователем.  В свою очередь, страхователь в силу п.1 ст. 944 ГК РФ несёт обязанность сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска).

К сожалению, зачастую суды, рассматривающие споры о недействительности договоров страхования, полагают, что даже в случае доказанности факта сообщения заведомо ложных сведений, нереализация страховщиком своего права на их проверку имеет превалирующие значение над неисполнением страхователем своей обязанности по предоставлению достоверной информации.

В рассматриваемом случае решение арбитражного суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований страховщика о признании договора страхования недействительным было предметом обжалования и проверки его законности и обоснованности судами вышестоящих инстанций, которые не нашли оснований для его отмены либо изменения.

  1. ОАО СК «Альянс» против ООО «Винс Трейд» (дело № А40-84/14) и ОАО СК «Альянс» против ООО «Агрорус и Ко» (дело № А40-238863/15)

Два по сути идентичных иска страхователей к ОАО СК «Альянс» рассмотрены Арбитражным судом г. Москвы с разницей чуть более двух лет. Эти дела схожи и фактическими обстоятельствами, и тем, что судебные акты по ним не были обжалованы в вышестоящие инстанции, и тем, что решения по ним принято в пользу страховщика.

Суть спора  - требования страхователей о взыскании страхового возмещения по договорам страхования торговых (коммерческих) кредитов, в удовлетворении которых страховщиком было отказано ввиду отсутствия страхового покрытия по договору страхования.

В данных делах суд согласился с позицией страховщика о том, что определённые убытки, понесённые страхователем вследствие неплатежа его контрагентов, могут быть исключены из числа покрываемых страхованием в силу наличия соответствующих условий договора. Стороны договора предусмотрели, что страховое покрытие не распространяется на дебиторскую задолженность, возникающую по последующим поставкам товаров и/или оказанным услугам, и/или выполненным работам по контрагенту с момента, когда предыдущая застрахованная или незастрахованная дебиторская задолженность по данному контрагенту не была полностью оплачена контрагентом по истечении указанного в договоре страхования срока, независимо от наличия кредитного лимита по данному контрагенту и/или уведомления от страховщика, если иное не было письменно согласовано страховщиком.

Таким образом,  подписывая договор страхования в данной редакции, страхователь фактически согласился с тем, что рассчитывая на наличие страхового покрытия на отгружаемые товары, он не вправе производить любые последующие отгрузки в адрес контрагента до момента полной оплаты последним ранее полученных товаров. Очевидно, что данное условие является в достаточной степени обременительным для страхователя при осуществлении своей обычной финансово-хозяйственной деятельности, тем не менее, оно достаточно эффективно защищает интересы страховщика от риска сокрытия страхователем информации о фактическом состоянии его взаиморасчётов с контрагентами.

В качестве правового обоснования позиции об отказе в удовлетворении исковых требований, суд сослался на общую норму ст. 929 ГК РФ, в соответствии с которой по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе, либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы). Соответственно, при наличии в договоре того либо иного исключения, не позволяющего квалифицировать событие как страховой случай, обязанность страховщика по выплате страхового возмещения не наступает.

Вообще, анализируя сложившуюся правоприменительную практику в сфере страховых споров в целом, можно сделать вывод, что именно доказывание факта отсутствия согласованного сторонами в договоре страхования страхового случая является для страховщика наиболее результативным способом защиты своих прав и интересов. Для судов более убедительна  конструкция договора «Не является страховым случаем наступление убытков вследствие события А», нежели «Страховщик вправе отказать в страховой выплате, если убыток произошёл в результате события А». Зачастую при конструкции договора, дающей страховщику право на отказ в страховой выплате, суды указывают, что основания для отказа в выплате страхового возмещения при наступлении страхового случая императивно закреплены ст. 961-964 ГК РФ и не могут быть дополнены соглашением сторон.

В этой связи, вызывает определённое сожаление тот факт, что законность и обоснованность вышеуказанных судебных актов, принятых в пользу страховщика, не являлись предметом проверки судов вышестоящих инстанций, что не позволяет в полной мере учитывать их в качестве прецедента.

  1. ООО СК «Ойлер Гермес Ру» против ООО «Глобэкс Грейн» (дело № А40-26636/16)

Ещё одно дело в обзоре, которое по правовой сути спора близко к вышерассмотренным делам ОАО СК «Альянс», но по своему результату прямо противоположно – исковые требования к страховщику о взыскании страхового возмещения по договору страхования торговых (коммерческих) кредитов удовлетворены полностью.

В рамках дела № А40-26636/16 в обоснование своей позиции об отказе в выплате страхового возмещения страховщик сослался на условие договора страхования, в соответствии с которым предусматривается автоматическое приостановление страхового покрытия в отношении дебиторской задолженности, возникающей по последующим отгрузкам товаров контрагенту со дня его перехода в состояние неплатежеспособности, независимо от наличия Кредитного лимита по данному Контрагенту и/или уведомления от Страховщика.

Как мы видим, условие договора по своей сути идентично условиям договоров ОАО СК «Альянс», в соответствии с которыми суды отказывали в удовлетворениях требований страхователей в вышерассмотренных случаях, тем не менее, в рассматриваемом деле суд вынес прямо противоположное решение. Содержание судебного акта не содержит подробного описания мотивов суда, по которым им было  проигнорировано условие договора о приостановлении страхового покрытия. Суд признал доказанным наличие страхового случая, сославшись в обоснование этого на подтверждение решением Арбитражного суда по иску страхователя к контрагенту факта наличия и размера задолженности за поставленные товары.  

При этом суд не дал оценки тому обстоятельству, что страховщик не являлся лицом, участвующим в деле по иску страхователя к его контрагенту, соответственно, в данном случае неприменимо положение  п.2. ст. 69 АПК РФ, в соответствии с которым  обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

  1. ООО «Иносстрах ОНДД Кредитное страхование» против ООО «ТиПиВи Си-Ай-Эс» (дело №А40-179178/16-116-1603) 

Указанное дело на данный момент находится на стадии рассмотрения Арбитражным судом г. Москвы, очередное заседание по делу назначено на 22 ноября 2016 года. Вместе с тем, оно уже представляет для данного обзора значительный интерес по ряду причин.  

Как и в вышеприведенных случаях, событием, имеющим, по мнению страхователя, признаки страхового случая, явилось неисполнение контрагентом страхователя (обанкротившаяся компания ООО «ИнтерОптима») обязанности по оплате поставленного товара.

Однако, уже в ходе процедуры урегулирования убытка страховщиком были получены документы, из которых следовало, что за непродолжительный промежуток времени, относительно небольшая просроченная задолженность выросла до значительных размеров и превысила сумму в 760 млн. рублей.

При этом, несмотря на то, что просроченная задолженность планомерно увеличивалась, страхователь продолжал отгрузку товара своему контрагенту, попутно увеличивая и объемы своих поставок. По мнению страховщика, подобное поведение страхователя выглядело нелогичным и необоснованным с точки зрения деловой добросовестности и обычной практике делового оборота по сделкам подобного рода.

Далее, в числе документов, представленных страхователем по запросу страховщика,  появились неизвестные ранее соглашения между страхователем и покупателем товара, которыми стороны, якобы, договорились увеличить срок оплаты за отгруженный товар. На практике подобные схемы иногда используются с целью изменения статуса задолженности с просроченной на текущую. Дело в том, что страховщик никогда не осуществит страхование просроченной задолженности, то есть такой задолженности, срок оплаты по которой уже наступил, ведь в данном случае это событие не будет отвечать законодательно установленным критериям страхового случая, то есть случайности и вероятности его наступления.

В то же время, если задолженность уже имеется, но срок ее оплаты еще не наступил, такая задолженность считается текущей и может быть принята на страхование. Возвращаясь к делу «ТиПи Ви Си-Ай-Эс», страховщик попросил страхователя представить ему оригиналы документов, увеличивающих срок оплаты отгруженного товара (по сути – документов, менявших статус просроченной задолженности на текущую). Однако оригиналов данных документов у страхователя не обнаружилось. Кроме того, стало известно и о том, что вопреки требованиям договора страхования, страхователь проинформировал  ООО «ИнтерОптима» о том, что все его риски являются застрахованными.

К сожалению, несмотря на тот факт, что наше законодательство признает вышеописанный принцип uberrimaе fide, означающий, что страхователь должен вести себя таким образом, как если бы его интерес не был застрахован, подобные факты раскрытия информации вряд ли будут учтены судом. Тем не менее, попытки манипулирования страхователей со статусом текущей и просроченной задолженности, с учетом специфики конкретного дела, могут являться ничем иным как совершением преступления, предусмотренного ст. 159.5 УК РФ (мошенничество в сфере страхования). Именно это и произошло в настоящем деле, где по заявлению страховщика было возбуждено уголовное дело, расследование которого продолжается и в настоящее время. Насколько нам известно, это единственный случай, когда «Ингосстрах ОНДД Кредитное страхование» было вынуждено обращаться с правоохранительные органы.

В самое ближайшее время данный кейс безусловно получит свое продолжение и по всей вероятности, будет представлять интерес для юридического и в особенности страхового сообщества.  

Итак, подводя краткие итоги обзору правоприменительной практики по спорам, связанным с требованиями страхователей о взыскании страхового возмещения по договорам страхования товарных (коммерческих) кредитов, можно прийти к следующим выводам:

  • Предъявление страховщиком самостоятельных либо встречных требований о признании договора страхования недействительным по основанию сообщения заведомо ложных сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения степени страхового риска, малоэффективно и не находит понимания в суде. Сложившаяся судебная практика идёт по пути обязывания страховщиков проводить проверку достоверности представленных сведений до заключения договора и игнорирует наличие обязанности страхователя по сообщению полной и достоверной информации. Предъявление соответствующих требований осложняется и сокращённым сроком исковой давности, который в данном случае ограничен одним годом. При этом в ряде случаев суды полагают датой начала течения срока исковой давности дату заключения договора, а не дату, когда страховщику стало известно о том, что сообщённые ему сведения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения степени страхового риска, являются ложными.
  • Более предпочтительной выглядит позиция страховщиков в случаях, когда отказ в выплате страхового возмещения обусловлен согласованными сторонами при заключении договора страхования исключениями из страхового покрытия. В этой связи можно дать рекомендации страховщикам включать в договоры страхования исключения из страхового покрытия, которые будут связаны с фактом сообщения заведомо ложных сведений при заключении договора либо с ненадлежащим уведомлением страховщика об изменениях в степени страхового риска в ходе исполнения договора страхования.
  • Судебная практика даже в пределах одного субъекта РФ  является противоречивой и не поддающейся какой-либо систематизации. Зачастую даже при схожих фактических обстоятельствах дела и условиях договоров страхования суды принимают взаимоисключающие решения.


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку