На грани банкротства: чем российским корпорациям грозят коллективные иски

24.09.2019

Эксперт: Антон Каминский
Источник: Право.Ru

На грани банкротства: чем российским корпорациям грозят коллективные иски
Источник: © Право.RU/ПЁТР КОЗЛОВ

В России в октябре вступает в силу закон, который сможет дать новую жизнь коллективным искам. Для потребителя это означает гораздо более весомые компенсации и шансы на победу. Что же касается ответчиков, преимущественно крупных корпораций, то американский опыт предрекает им не самую радужную перспективу, ведь для значительного числа компаний поражение в таких спорах заканчивается банкротством.

Первые в очереди

Раньше групповые иски могли подавать только бизнесмены и только в арбитражный суд. Теперь же это смогут делать и частные лица. Опция наверняка коснется потребительских исков: стоит ждать претензий к работе банков, девелоперов, сотовых операторов, снабжающих организаций, поставщиков, туроператоров и прочих.

Коллективный иск пришелся по нраву американцам: именно там институт получил наибольшее развитие. Но едва ли такая ситуация устраивает всех: почти треть организаций, против которых подаются такие иски, вскоре становятся банкротами.

У потребителей в России много шансов получить компенсацию: исследование 2018 года показывает, что 70% исков они выигрывают. Поле для взыскания огромное. Самые частые иски обращены к сотовым операторам, автомагазинам и сервисам, а также к строительным и связанным с ремонтом компаниям.

Сотовые операторы постоянно становятся участниками судебных разбирательств с потребителями – в 2018 году на них пришлось 25% от всех исков. Спорных ситуаций немало. Например, в 2018 году дачные ворота одного из жителей Москвы самостоятельно подписались на платные сервисы, за которые списывалось по 15 руб. ежедневно. Гражданин обратился в компанию, деньги ему вернули. Но вопросы не всегда удается решить без суда. В 2017 году абонент МТС подал к компании иск на 30 млрд руб. Его не устроило, что у него списали бесплатные минуты из пакета. Суды иск не удовлетворили. Но эксперты в разговоре с «Ведомостями» отметили, что если бы речь шла об американском правосудии, то результаты могли бы быть другими: суды охотно присуждают большие компенсации по потребительским жалобам, а если речь идет о коллективных исках, суммы увеличиваются вдвое. В 2016 году издание отмечало, что за несколько месяцев абоненты (в том числе сотрудники «Ведомостей») без согласия на подписку стали пользователями ряда платных сервисов.

Банки и страховые – вот самые очевидные мишени для российских реалий коллективных исков. Гражданам навязывают страховки, не дают полной информации по кредитам, меняют условия договоров. Суды завалены исками, где клиенты пытаются восстановить справедливость. В подобных исках фигурировал Сбербанк. В одном из типичных дел суд решил взыскать компенсацию в пользу клиентки банка, которой навязали страховку. В американской действительности банкам тоже приходилось непросто. Например, выплата по рассматриваемому 10 лет спору из-за завышенных комиссий с Visa, MasterCard и банками JPMorgan Chase, Bank of America и Citigroup составила $6,2 млрд.

В России, когда законопроект о коллективных исках находился на этапе обсуждения, банковское сообщество было обеспокоено его содержанием, поэтому активно участвовало в подготовке законопроекта, рассказал «Право.ru» начальник судебного управления одного из десятки крупнейших российских банков. Подписанный закон о коллективных исках он называет результатом достигнутого компромисса. «Банки отдают отчёт в том, что институт коллективного иска является эффективным средством защиты прав граждан. Мы не ожидаем резкого увеличения количества исков, поскольку в закон заложены определенные количественные – 20 человек – и процессуальные – однородность требований истцов – ограничения, которые не позволяют использовать этот институт для злоупотребления предоставленным правом», – комментирует спикер «Право.ru».

Тем не менее эксперты считают банковскую отрасль наиболее вероятной мишенью для исков, а благодатную почву для этого представляет оспаривание условий договоров и тарифов, отмечает адвокат Владимир Ефремов, партнер Арбитраж.ру , который уже занят в подготовке коллективных исков, в том числе к кредитной организации. Он уверен, что это нововведение существенно повлияет на деятельность банков в России: они не смогут игнорировать иски в том числе из-за возможного репутационного вреда, так что изменят условия в пользу потребителей. Аналогичные прецеденты уже были, приводит пример Ефремов: даже индивидуальные иски значительно повлияли на условия типовых банковских договоров и сократили число нарушений банками прав клиентов. Например, из практики пропали банковские комиссии за выдачу кредита, безальтернативность страхования рисков заемщиков и условия о договорной подсудности.

Другие возможные ответчики

Много и других сфер, где есть потенциальные ответчики по коллективным искам. Например, это те, кто так или иначе связан с земельными правоотношениями. Сферу недвижимости и строительства коллективные иски затронут, возможно, даже в большей степени, чем частно-правовые сферы, считает Юрий Водопьянов, юрист Содружества земельных юристов . Это связано с тем, что из-за особенностей российского права недвижимости в этих правоотношениях преобладает публичный элемент, подразумевающий интерес широкого круга лиц. А это создает благоприятную среду для «взращивания» института коллективных исков.

В исковом производстве будут задействованы сразу три группы лиц, считает Водопьянов. Девелоперы – по ДДУ. Долевое участие в строительстве предполагает как наличие определенного круга лиц, которых объединяет вполне осязаемый и понятный интерес (дольщиков), так и вполне конкретное лицо, которое призвано обеспечить реализацию этого интереса (застройщика). Необходимость применения конструкции коллективного иска в сфере долевого строительства буквально лежит на поверхности.

«Несмотря на то что в данный момент озвучиваются весьма оптимистичные и во многом опрометчивые прогнозы касательно решения «проблемы дольщиков» с помощью эскроу-счетов, в этой сфере останется достаточное пространство для применения коллективных исков. Например, в рамках процедуры банкротства застройщика», – полагает Водопьянов.

Управляющие компании – еще одна мишень для исков. Сфера жилищных правоотношений преисполнена всевозможных споров различного масштаба, в рамках которых весьма часто сталкиваются две стороны: управляющая компания и жильцы дома, находящегося в ее ведении. «В настоящее время жильцы либо самостоятельно выбирают лицо, которое будет представлять их интересы в суде и достигнет для них некоего «общего знаменателя», который устроит их всех, либо для защиты своих прав им приходится обращаться за защитой в прокуратуру, которая представляет коллективные интересы в рамках жилищных споров. Институт коллективного иска станет релевантным инструментом для жильцов для консолидации в рамках спора с управляющей компанией».

Коллективные иски будут подавать и к собственникам спорных объектов – прежде всего с признаками самовольной постройки. Если сейчас лица, права которых нарушены постройкой, могут обратиться с иском к ее собственнику или в органы муниципального земельного контроля для проверки, но столкнутся с бюрократическими процедурами, то коллективный иск станет оптимальным решением.

Агрегирование требований – эффективный способ защиты лиц, пострадавших от монополистической деятельности. Полагаю, что новые правила, основанные на принципе opt-out, придадут динамику «спящему» институту коллективных исков в России. Такой механизм интересен и ответчикам, так как позволяет зафиксировать убытки, «закрыть вопрос» в рамках одного разбирательства. 
Илья Никифоров, управляющий партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

Отдельная категория – экологические иски, которые особенно популярны в США и доводят компании до банкротства. Это иски, связанные с загрязнениями, разливом нефти и другими видами ущерба природе. В России особенно актуальна проблема разлива нефти: по информации Greenpeace, лидерами в 2018 году по числу разливов стали «Роснефть» (4253 случая) и «Лукойл» (1508 случаев). Не исключено, что популярная в США экологическая повестка наберет обороты и в России и даст новый импульс развитию судебной защиты права на благоприятную окружающую среду.

В первую очередь групповые иски будут актуальными в спорах об обязании прекратить ту или иную деятельность, оказывающую негативное воздействие на окружающую среду и, соответственно, на здоровье человека. Ответчиками по таким искам могут стать операторы мусорных полигонов, крупные промышленные предприятия, полагает Александра Грищенкова, юрист Пепеляев Групп .

«В последнее время мы часто слышим о том, как жители различных регионов страны активно высказываются против тех или иных решений властей и бизнеса, ссылаясь на экологические мотивы. Например, требуют закрыть свалку или выступают против строительства завода вблизи жилых домов. Люди обращаются с жалобами в госорганы, в СМИ, случаются и публичные акции протеста. Появление в гражданском процессе групповых исков позволяет перенести подобную общественную активность в юридическое поле и дает гражданам возможность получить более эффективную судебную защиту своих общих интересов», – считает Грищенкова.

В то же время групповые иски по делам о возмещении вреда, причиненного экологическим правонарушением, вряд ли получат широкое распространение, полагает юрист. Причина в том, что подача группового иска не освобождает каждого конкретного истца группы от доказывания факта причинения вреда именно ему и причинно-следственной связи этого вреда с допущенным ответчиком нарушением, что применительно к экологическим правонарушениям сделать сложно.

Велика вероятность исков к производителям потребительских товаров – от автомобилей до продуктов питания или косметики. На Западе автоконцерны – популярный ответчик. Так, в США коллективный иск к Tesla закончился компенсацией в $5 млн. Все шансы оказаться в числе ответчиков есть и у российских автопроизводителей. Например, в июне 2019 года в России «АвтоВАЗ» отозвал 933 машины марки Lada XRAY. Причиной стало возможное повреждение сварного шва вала электромеханического усилителя рулевого управления. Прецеденты претензий группы граждан к производителям косметики уже есть даже в условиях действующего законодательства. Так, в августе стало известно об иске к косметической компании FemFatal, которая включала в состав косметики антибиотик, но не указала это на упаковке. Ожидается, что за первым иском будут еще 300 заявлений потребителей косметики и блогеров, которые ее рекламировали, на общую сумму более 4 млн руб.

Также за судебной защитой могут обратиться граждане, пострадавшие от действий медицинских учреждений или производителей лекарств. Одна из недавних ситуаций, которая могла бы привести к групповому иску, – десятки исков родителей детей, заразившихся Гепатитом С в Амурской клинической больнице, о возмещении морального вреда, приводит пример Анастасия Гурина, юрист S&K Вертикаль . Коллективные иски широко распространены в США, одним из самых «популярных» ответчиков в них является компания Johnson & Johnson: год назад суд присяжных в Миссури обязал компанию выплатить $4,7 млрд по коллективному иску от 22 женщин, заявивших, что продукция компании спровоцировала рак. «В российских судах не стоит ждать таких больших компенсаций. Полагаю, что в случае подачи коллективных исков о защите прав потребителей компании будут пытаться договориться с истцами, чтобы избежать крупных репутационных, а не материальных потерь», – считает Гурина.

Еще одна сфера применения коллективных исков – рынок ценных бумаг. В ситуации, когда в результате решений руководства компаний уменьшается стоимость их акций, акционеры могут объединяться и подавать в суд, как это происходит за рубежом, где число таких исков за последние годы возросло вдвое.

Не исключены и претензии к авиаперевозчикам. Некоторые российские компании этой отрасли уже успели познакомиться с силой коллективного иска – сейчас «Аэрофлот» участвует в разбирательстве в суде штата Иллинойс. Иск подали три пассажира, которые опоздали на рейс Москва – Чикаго с пересадкой в Хельсинки. Они поздно смогли сдать багаж из-за того, что у компании работали всего две стойки регистрации, а дойти до терминала не успели: в Шереметьево маршрут занял 15–20 минут. Сейчас истцы ищут новых участников в дело. По их подсчетам, с 2004 года пострадавших пассажиров может быть около 10 000 человек, а компенсация каждому может составить около $7000. Несмотря на то что эксперты оценивали иск не слишком перспективным (обосновать вину компании было бы сложно), он станет показательным для российской авиации. «Аэрофлот» уже в этом году становился центром судебного разбирательства. Компания лишила миль пассажира за твит, а тот подал иск. Случай не был единичным, о таком же сообщали и другие клиенты компании. Но еще больше претензий ежегодно возникает к «дочке» перевозчика, к компании «Победа». Пассажиры вступают в конфронтации из-за провоза ручной клади, платной регистрации и так далее.

Востребовано или нет

Исходя из мирового опыта, потенциал у института групповых исков огромный, признают эксперты. С одной стороны, этот институт открывает доступ к качественному представительству для физических лиц, у которых нет возможности оплачивать существенные судебные расходы в одиночку. С другой – дает возможность развития новых областей и практик юридическим фирмам. Ложкой дегтя, отмечает Александра Герасимова, партнер ФБК Legal , может быть то, что и действующее законодательство не исключает такой согласованности действий. Это возможно путем привлечения соистцов и выдачи доверенности на представительство, хотя и без тех процессуальных особенностей в части распределения судрасходов и разграничения прав членов группы и лица, которое ведет дело, правовых последствий отказа в присоединении к групповому иску и т. д. Но сейчас такие ситуации – это скорее исключение.

На стороне компаний потребность в защите от групповых исков, в том числе поданных «профессиональными потребителями», определенно будет, считает Евгений Орешин, советник практики разрешения споров BRYAN CAVE LEIGHTON PAISNER (RUSSIA) LLP , ведь в случае предъявления к компании такого иска существенно возрастают репутационные риски, риски прекращения выпуска определенной продукции, то есть для бизнеса подобные претензии влекут за собой не только имущественные потери.

В зарубежной практике компании могут столкнуться с необходимостью столь значительных выплат, что иск может разорить фирму. Потенциально те же риски и у российских предпринимателей, полагает Антон Каминский, юрист КИАП : «Если суд удовлетворит исковые требования, а компания не сможет исполнить решение суда, то в отношении нее будет неизбежно инициирована процедура банкротства».

При этом в целом востребованность исков эксперты оценивают сдержанно: сразу потока жалоб никто не ждет.

"Не думаю, что коллективных исков будет очень много, по крайней мере на первых порах. Возможно, кто-то запустит пробный шар на крупную сумму. Скорее всего, это будут споры в сфере защиты прав потребителей, которые касаются массовых товаров и услуг. Массовость обеспечит внушительную цену иска. Будут ли суды такие требования удовлетворять? Пока это вопрос." 
Максим Степанчук, партнер «Делькредере».

В чём проблема

Уже сейчас очевиден ряд факторов, которые потенциально могут ограничить широкое распространение этого института. Так, помешать развитию коллективных исков в России может инертность со стороны потенциальных истцов, уверен Владимир Ефремов, адвокат, партнер ЮФ Арбитраж.ру . С этим явлением ему уже пришлось столкнуться: «Собрать и организовать группу в 20 человек – это не самая легкая задача, поэтому мы планируем уделять больше внимания коллективным искам по экономическим спорам, для которых достаточно пяти истцов».

Другие сложности связаны с финансовой заинтересованностью тех, кто в споре представляет интересы истцов. В мировой практике нередко адвокаты по таким делам работают на истцов без аванса – вознаграждение исчисляется от суммы компенсации, рассказывает Илья Никифоров. В России такое пока сложно представить из-за целого ряда факторов.

Первая проблема – о взыскании убытков. «Это затруднительность доказывания убытков в принципе, отсутствие института штрафных убытков. То есть в рамках групповых исков получить многомиллионные суммы будет не так просто», – отмечает Оршешин. «Подобные споры могут привлечь юридические фирмы при изменении тенденций судебной практики в сторону увеличения взыскания убытков, превышающих среднестатистические суммы», – соглашается Каминский.

Другой существенный вопрос связан с тем, кто будет представлять истцов. На Западе истцов в классовых (групповых) исках представляют фирмы, которые специализируются на данной категории дел, рассказывает Илья Никифоров, управляющий партнер АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры . Лидеры рынка обычно защищают ответчиков – своих системных клиентов.

Юридические фирмы не будут заинтересованы в участии в данных делах, так как время, затраченное на подготовку процессуальной позиции, и представление интересов группы истцов в процессе несоразмерны финансовому возмещению, уверен Антон Каминский.

Затрудняет решение вопроса низкая заинтересованность в деле юристов из-за подвешенного статуса «гонорара успеха», отмечает Ефремов. Физическим лицам сложно самостоятельно финансировать ведение больших процессов, и гонорар успеха обычно является основой финансового интереса юристов по коллективным искам и зачастую позволяет привлечь внешнее финансирование для истцов. Без гарантированной возможности получить гонорар успеха юристам не всегда выгодно браться за дело.

Частично из-за этого непонятно, как быть с вознаграждением представителя группы, признает Максим Степанчук, партнер Делькредере . Не ясно, может ли он претендовать на процент от суммы, присужденной в пользу группы истцов. «На первый взгляд, да. Но поскольку вопрос гонорара успеха в России является неоднозначным, то без прямого указания на допустимость этого в законе суд вполне может признать подобный способ вознаграждения незаконным по заявлению одного из членов группы лиц. Можно ли будет относить гонорар успеха (хотя бы в части) на проигравшую сторону?» – задается вопросом юрист. 

«Дополнительный стимул развитию института коллективных исков придадут появляющиеся в России институты финансирования судебных разбирательств и легализация «гонорара успеха». 
Илья Никифоров, управляющий партнер ЕПАМ.

Судебное финансирование, активно развивающееся в последние годы, может оказаться шансом для истцов по коллективным искам. Причина этому проста, поясняет Максим Карпов, управляющий партнер NFL Group: эффективное правовое регулирование института снижает транзакционные издержки подачи массовых исков, исключает возможность вынесения противоречащих друг другу судебных решений по аналогичным спорам и радикально увеличивает сумму возможной компенсации истцам. Все это делает коэффициент риска/доходности для внешнего инвестора в подобного рода делах весьма привлекательным. 

Закон о групповых исках, на мой взгляд, создаёт отличную нишу для отечественных судебных инвесторов. Они не только смогут получить хорошую доходность на вложенный капитал, но и реализовать важную социальную функцию, повысить доступность судебной защиты для миллионов российских потребителей, ранее лишенных ее из-за запретительного соотношения судебных расходов и потенциальной компенсации.


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку