Интервью Анны Грищенковой для Кейс Клуба МГУ им. М.В. Ломоносова

29.03.2019

Эксперт: Анна Грищенкова
Источник: MSU Legal Case Club

Интервью Анны Грищенковой для Кейс Клуба МГУ им. М.В. Ломоносова

I. Учеба и работа

1. Расскажите о вашем образовании и получении степени LLM?

Я очень люблю учиться, поэтому у меня много различных видов образования. Закончила я Тульский государственный университет, начала работать юристом. Мне всегда нравилась экономика, поэтому через несколько лет решила получить дополнительно аттестат аудитора. В группе, где я училась, я была единственным юристом, остальные 30 человек были бухгалтерами и помощниками аудитора. В итоге сложный многоступенчатый двухдневный экзамен сдали лишь 6 человек и я в их числе. Очень собой гордилась. Хотя и никогда не работала после этого аудитором, понимание экономики, бухгалтерского учета, финансового анализа очень помогает в сложных спорах. Не так много юристов, которые умеют считать. Еще меньше юристов, которые любят считать.

Потом был и ЛЛМ (я выбирала между образованием за рубежом и образованием в России в центре «Перикл»). В итоге решила учиться в «Перикл», поскольку я могла это делать, не отрываясь от основной работы. Очень рада, что получила ЛЛМ – учеба открыла мне удивительный большой мир и, что забавно, я стала понимать лучше не только английское и американское право, но и российское. Мое мышление стало более масштабным, и я поняла, что могу вести проекты в разных странах. Этим я, собственно, теперь и занимаюсь.

2. Что Вам помогло выбрать специализацию в юридической сфере?

Когда я училась в университете, преподаватели говорили, что судебные юристы это «белая кость» и «звезды». Мне очень хотелось попасть в эту категорию, поэтому я стремилась заниматься судебной работой. Мне повезло с первым местом работы – наша юридическая фирма вела много корпоративных споров, и это давало бесценный опыт по огромному количеству вопросов. Дальше все получилось органически – за 15 лет, что я занимаюсь разрешением споров, чаще всего мне приходилось вести либо корпоративные споры, либо строительные, либо обычные коммерческие споры. Так и сложилась определенная специализация.

3. Как рано Вы начали работать в юридической сфере? Расскажите о своём первом судебном процессе, как все происходило?

Подрабатывать я начала после первого курса, но первая серьезная работа у меня появилась за несколько месяцев до окончания университета.

Первое судебное дело запомнилось навсегда.

Во-первых, слушание проходило за день до защиты диплома, а во-вторых, я получила возможность выступать на слушании из-за собственной (счастливой, как я теперь понимаю) ошибки. Я готовила позицию по делу и документы к суду. На слушание, которое проходило в другом городе, я поехала вместе со своей руководительницей. На середине пути выяснилось, что я взяла доверенность от клиента только на себя, но не на свою начальницу. В итоге судья не разрешила ей выступать, и я получила свой «час в суде». Хорошо, что мы выиграли дело, а то, боюсь, что моя юридическая карьера могла закончиться прямо тогда моим увольнением.

4. Расскажите о своём самом сложном судебном процессе.

На самом деле в каждый период жизни мне попадались сложные и интересные процессы, но по мере того, как я расту профессионально и набираюсь опыта, уровень сложности проектов растет.

Иными словами, например, дело по строительству газопровода на сумму 2 миллиарда рублей, которое казалось мне «делом года» в 2010 году, по прошествии времени кажется уже интересным, но не самым сложным процессом.

Мне нравится, что с каждым новым процессом получается учиться чему-то новому и уровень сложности продолжает расти.

II. Экспертное мнение

AA. В сфере практической деятельности

Как научиться писать идеальные процессуальные документы?

Только написав тысячу процессуальных документов и выслушав (и приняв во внимание!) тысячу критических замечаний.

2. Есть ли место в вашей профессии интровертам?

Да, конечно. Я вообще считаю, что 90% юристов – интроверты. У интровертов (как и у экстравертов) есть свои сильные и менее сильные качества. Сильные качества надо развивать, слабые (если они не критические) с любовью принимать.

3. Насколько важен невербальный язык (мимика, жесты, тон голоса) в процессе? Как научиться контролировать свое поведение?

Убеждена, что невербальный язык очень важен и имеет большое значение. В суде очень многое зависит от того, получится ли убедить судей в своей правоте или нет. Судьи, как и обычные люди, реагируют на невербальный язык и делают определенные выводы. Если слова представителя расходятся с делами (жестами, мимикой), то возникает ощущение его неискренности. В итоге, шансы на успешное убеждение уменьшаются.

Очень хорошим упражнением для юриста может быть видеозапись собственного выступления и оценка такого выступления с помощью коллег и/или профессионалов.

Чаще всего это достаточно болезненное упражнение, но оно помогает меняться в лучшую сторону.

4. Какие книги Вы бы назвали настольными книгами юриста?

В моей книге «Психология и убеждение в суде» есть перечень книг, которые я использовала при ее написании. Их я бы советовала прочесть.

Если выбрать пять книг, оказавших на меня самое сильное впечатление, то это П. Сергеич «Искусство речи на суде», А. Скалиа «Making your case», Д. Канеман «Думай медленно, решай быстро», Р. Чалдини «Влияние» и Р. Гаррис «Школа адвокатуры».

5. Насколько участие в мут-кортах позволяет понять реалии работы юриста?

По моему мнению, мут-корты не помогают понять реалии работы юриста, особенно российского юриста, но помогают развить навыки письма, устного выступления, работы с многочисленными источниками, выделения главных и важных моментов.

6. Какими качествами должен обладать юрист, специализирующийся в сфере разрешения споров?

Разные юристы назовут разные качества.

Мое собственное убеждение в том, что судебный юрист должен быть прежде всего бойцом, должен уметь быстро ориентироваться в меняющейся ситуации и импровизировать, уметь идти на страх (а публичные выступления это всегда непросто).

Наиболее успешные судебные юристы, на мой взгляд, обладают также харизмой и обаянием. В иностранной литературе это называется likeability, то есть способность нравиться. Люди гораздо охотнее принимают решения в пользу людей, которые им симпатичны. Понятно, что некоторые люди обладают харизмой и обаянием от природы, а кому-то над этими качествами надо работать. Верю, что один из способов улучшить свое обаяние – это искренне интересоваться другими людьми и быть естественным самому. Быть лучшей версией самого себя.

BB. В сфере юриспруденции

1. Согласны ли Вы с всеобщей критикой российского международного коммерческого арбитража?

Не вижу всеобщей критики. Вижу разные точки зрения.

Считаю, что у нас в России есть хорошие арбитры, хорошие практикующие юристы и хорошие институты. Есть также хорошие вдумчивые судьи.

2. Какова Ваша позиция относительно третейской реформы 2016-2017 г.? Можно ли положительно оценивать лицензирование арбитражных учреждений?

Я бы вернулась к оценке реформы лет через 5, когда будет больше статистики и возможностей подводить какие-то итоги.

3. По Вашей экспертной оценке, действительно ли в России ситуация с признанием и приведением в исполнение иностранных арбитражных решений гораздо хуже, чем в других юрисдикциях?

Я считаю, что в данной ситуации лучше хвалить, чем критиковать. Есть много случаев приведения арбитражных решений в исполнение, есть разъяснения Верховного Суда РФ для судей нижестоящих судов, которые в целом составлены исходя из про-арбитражного, нежели чем анти-арбитражного, подхода.

Надо просто работать дальше над тем, чтобы арбитражные решения были качественными и случаев приведения их в исполнение было еще больше.

[1] Постановление ГД ФС РФ от 21.10.2016 N 82-7 ГД

"О проекте федерального закона N 583004-5 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже"


Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку