Контроль над банкротством, двойные убытки и вмешательство погоды: новые дела ВС

Контроль над банкротством, двойные убытки и вмешательство погоды: новые дела ВС
Источник: pravo.ru
Время чтения: 21 минута

На короткой неделе Верховный суд рассмотрит 61 жалобу. Экономколлегия разберется, может ли администрация начислять НДС в договоре на установку рекламных конструкций. В другом споре цессионарий пытается включиться в банкротство. В правопреемстве фирме отказали, поскольку в реестре уже есть ее управляющая компания и, если провести замену, она приобретет контроль за процедурой. Еще экономколлегия решит, можно ли включить в убытки плату за два офиса, если залили один. Гражданской коллегии предстоит разобраться в том, кто виноват в падении ветки на автомобиль: погода или администрация.

В экономколлегии всего три жалобы. В деле № А40-278801/2022 «ТК Дженерал Инжиниринг» победило в конкурсе на аренду у московского департамента городского имущества нежилого помещения, расположенного в многоквартирном доме. Зданием управляла компания «Соколиная Гора», с которой арендатор заключил договор на содержание и ремонт общего имущества собственников. Фирма должна была устранять аварии и предотвращать их появление, в том числе залив или засор стояка канализации. Но когда в марте 2022 года помещение арендатора залило, УК устранять последствия не стала. Тогда «ТК Дженерал Инжиниринг» обратилась в суд за возмещением убытков, где попросила возместить ей ремонт и плату за поврежденные помещения и стоимость аренды по замещающим договорам. Из-за залива имущество было невозможно использовать, и компания была вынуждена вести деятельность в другом офисе, который снимала у «Технопарка».

В итоге три инстанции взыскали с «Соколиной Горы» 57,1 млн руб. убытков.: 19,6 млн руб. — арендной платы по договорам с департаментом, а 25,3 млн руб. — с «Технопарком». По мнению АСГМ, истец не мог расторгнуть договор, пока помещение не приведут в нормальное состояние, а значит, был вынужден платить за его простой. В жалобе в Верховный суд заявитель настаивает, что суды ошибочно возложили на него обязанность двойного возмещения убытков.

Юрист КИАП Рустам Большаков полагает: экономколлегия обнаружила, что позиция нижестоящих судов противоречит разъяснениям Постановления Пленума ВС от 24.03.2016 № 7, что привело к нарушению ст. 393 ГК («Обязанность должника возместить убытки»). 

Арендуя помещение, истец несет расходы в виде арендной платы. Но в ситуации, когда лицо хочет сохранить затопленное помещение, его аренду нельзя включить в состав убытков, поскольку для этого отсутствует его необходимый элемент — причинно-следственная связь между бездействием ответчика и расходами на аренду. 

Рустам Большаков, юрист АБ КИАП

При возмещении расходов сразу по двум договорам аренды на стороне истца образуется неосновательное обогащение, поскольку оба помещения находятся во владении истца, а расходы несет управляющая компания. При этом истец продолжает вести деятельность, которая приносит прибыль. В такой ситуации арендатор будет в лучшем положении, чем было до залива помещения, что нарушает принцип соразмерности ответственности допущенному нарушению, считает Большаков. Судам достаточно было решить, что нужно возместить расходы на аренду замещающего офиса, поскольку, если бы управляющая компания исполнила обязательства, оно не было бы нужно.

В другом споре администрация Красногорска провела торги на установку и эксплуатацию рекламных конструкций на земельных участках. Начальная минимальная цена лота была 1 019 520 руб. с учетом налога на добавленную стоимость 18% — 155 520 руб. Конкурс выиграла компания «Русский имидж», предложившая 1 070 496 руб. По итогам стороны заключили два договора — на право заключения и пятилетний на обслуживание — и включили в них добавочный налог. Но организация решила, что администрация не платит НДС и поэтому неправомерно добавила его к стоимости. «Русский имидж» предложил подписать допсоглашение и исключить НДС из платы, но заказчик отказался. Три инстанции поддержали победителя конкурса. По их мнению, госорган передал права на установку и эксплуатацию рекламных конструкций в рамках выполнения возложенных на него федеральными законами исключительных полномочий, а значит, он не платит НДС и не может дополнительно его начислять. Правомерно ли нижестоящие инстанции изменили условия договора — Верховный суд решит 11 июня (дело № А41-40409/2023).

В деле № А70-20949/2019 Сбербанк выдал кредит компании «Восточный мост» и ее поручителю Евгению Никифорову. Те заем не оплатили, и банк взыскал с них солидарно 6,1 млн руб. Позже фирма стала банкротиться, и кредитор включился в третью очередь реестра. Никифоров частично погасил задолженность перед банком на 1,2 млн руб., а затем сам начал процедуру реструктуризации долгов (дело № А70-2856/2021). Туда банк включился на 5,6 млн руб. В последующем Сбербанк уступил право требования по кредитному договору к «Восточному мосту» торговому дому «Север» на 4,8 руб. Согласно договору, к цессионарию перешли права, вытекающие из договора поручительства, который заключен между цедентом и Никифоровым. 

Ссылаясь на заключение договора уступки и переход к торговому дому права требования к должнику, последний обратился в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве в деле о банкротстве «Восточного моста». Но три инстанций отказали, посчитав, что действия заявителя направлены исключительно на приобретение контроля над процедурой банкротства, поскольку общая сумма требований кредиторов третьей очереди — 10,7 млн руб.: 1,1 млн руб. — фирмы «МК Консалт» (управляющая компания торгового дома) и 4,7 млн руб. — банка. После правопреемства вместе они бы составили 54,75% от общего количества голосов. Еще суды посчитали, что «Север» не погасил чужое обязательство, а компенсировал изъятые из оборота основного должника активы, в связи с чем материальное правопреемство не состоялось. 

Ситуация, когда в банкротстве связанные с должником лица стремятся выкупить требования независимых кредиторов, довольно распространенная, отмечает советник ЕПАМ Денис Голубев. Мотивы и цели такого выкупа могут быть разные — от попытки санации должника до получения перевеса на голосованиях в процедуре. В последнем случае суды часто признают такую цель злоупотреблением правом со стороны «покупателя голосов» (цесссионария) и отказывают в процессуальном правопреемстве. В то же время четких критериев недобросовестности поведения покупателей долга (голосов) до настоящего времени не выработали.

При этом юрист адвокатского бюро  S&K Вертикаль Даниил Анисимов обращает внимание и на положительную практику. Так, в определении по делу № А49-3456/2015 экономколлегия указала: по общему правилу замена кредитора в реестре не влечет нарушения прав и законных интересов кредиторов, поскольку объем обязательств несостоятельного должника остается неизменным. Но если кредиторы считают, что правопреемник аффилирован с должником либо с контролирующим должника лицом, то они могут возразить против учета его голосов на собраниях (п. 12 обзора ВС от 2020 года). Поэтому в подавляющем числе дел суды одобряют правопреемство.

Уступка требований к должнику представляет собой выбытие стороны из спорного материального правоотношения. Этого достаточно для процессуального правопреемства. Но практика выработала для этого определенные препятствия.

Даниил Анисимов, юрист адвокатского бюро S&K Вертикаль.

Но ВС не обратил внимания на второе основанием для отказа — установление соглашения о покрытии, которое исключает материальное и процессуальное правопреемство, добавляет Анисимов. Такая позиция раскрыта в п. 5 обзора ВС от 2020 года. Юрист поясняет, что нижестоящие суды прямо указали: «Север» компенсировал изъятые из оборота основного должника активы, в связи с чем материальное правопреемство не состоялось, а значит, основания для процессуального отсутствуют. В связи с этим, полагает эксперт, экономколлегия даст разъяснения именно о применении второго основания для отказа в правопреемстве, полагает эксперт.

Дисциплинарная коллегия и Президиум на этой неделе не соберутся. В апелляционной коллегии 12 жалоб, а в гражданской — 14. В деле № 18-КГ24-40-К4 Елена Новикова* пытается взыскать с администрации города компенсацию за повреждение автомобиля, на который упало дерево. По мнению заявительницы, ветка магнолии упала на ее машину из-за того, что город не выполнял свои обязанности. При этом экспертиза показала, что дерево было здорово, а причиной падения стала плохая погода. В суде администрация настаивала: она много раз предупреждала жителей города в социальных сетях и на официальном сайте, что оставлять транспорт вблизи рекламных конструкций и деревьев небезопасно. А значит, ее нельзя обвинить в бездействии и причинении вреда имуществу истца. Три инстанции с позицией города согласились и отказали в иске. Они посчитали, что Новикова недостаточно позаботилась о своем имуществе, когда оставила автомобиль под деревом в ветреную погоду с мокрым снегом.

Военная коллегия рассмотрит семь жалоб, а уголовная — 18. В деле № 49-УД24-4-К6 приговор обжалуют черные риелторы из Уфы. С 2010 по 2013 год директор агентства недвижимости Наталья Вакуленко, ее сотрудник Илдар Шарипов и их знакомые Ирина Калинина и Фидарис Шакиров предложили трем клиентам купить жилье и внести за него задаток. Но дальше исполнять свои обязательства участники сговора не стали, забрав себе полученную от несостоявшихся собственников сумму в 4,3 млн руб.

Смягчить приговор пытается и другая группа мошенников, но уже из Тюмени. Работавших в управлении экономической безопасности и противодействия коррупции сотрудников МВД осудили за мошенничество с алкоголем и сигаретами. По версии следствия, в 2018 году полицейские объединились в группу и под предлогом профилактики провели проверки в торговых точках. Они изымали спиртные напитки и табачную продукцию, а в протоколы вносили заниженные данные, после чего вывозили товар на своем автомобиле. В итоге сумма ущерба составила более 700 000 руб. Четыре фигуранта получили от полугода до четырех лет лишения свободы, а пятый — штраф (дело № 89-УДП24-6-К7).

* Имя и фамилия изменены редакцией.

Раиса Каменская