Иллюзия гуманизации: как меняется Уголовный кодекс

18.06.2019

Эксперт: Евгений Метла
Источник: Право.Ru

Иллюзия гуманизации: как меняется Уголовный кодекс
Фото: Право.Ru
За прошедшие 400 дней в Уголовный кодекс 20 раз внесли изменения. Законодатель добавил в него новые статьи, ужесточил наказание по одним составам и декриминализировал другие. «Право.ru» вместе с адвокатами попробовало разобраться, куда же идет российское уголовное законодательство и какую опасность последние изменения представляют для предпринимателей.

«Тенденции изменений уголовного законодательства сейчас, как и всегда, отражают общее направление правовой и общей государственной политики», – рассказал Сергей Романов, управляющий партнер АБ «Романов и партнеры». По его словам, в этом году это явно усматривается из новелл, связанных с защитой граждан предпенсионного возраста, с нарушениями законодательства в интернете, а также рядом статей, связанных с уголовной ответственностью предпринимателей.

Из-за того что изменения затрагивали достаточно широкий круг уголовно-правовых вопросов, говорить о ярко выраженных тенденциях вряд ли правильно – так считает юрист АБ «Забейда и партнеры» Артем Саркисян. 

При этом можно отметить определенный вектор законодательной мысли. Выражается он в том, что законодатель стремится создать иллюзию гуманизации уголовного законодательства и гуманизация остается только на бумаге, а де-факто происходит «закручивание гаек».
Артем Саркисян, юрист АБ «Забейда и партнеры»

Законодательство совершенствуется с каждым годом все с большим темпом, принимаются меры по приведению российского законодательства к международным стандартам, рассказывает юрист АБ КИАП Евгений Метла. «Однако не все изменения представляются такими однозначными, остается лишь наблюдать за применением этих изменений следственными органами и судами», – отметил он.

Адвокат КА «Юков и партнеры» Яков Гаджиев дал более жесткую оценку изменениям: по его словам, общие тенденции изменения уголовно-процессуального характера носят инквизиционный характер и направлены на ужесточение ряда норм, особенно при наличие какого-либо информационного повода к этому. А многие законодательные инициативы по смягчению ответственности предпринимателей и гуманизации действующего законодательства сталкиваются с тем, что изменяемые нормы не применяются в практической деятельности.

Дальше – о самых заметных изменениях УК за прошедший год.

«День за два»



Пожалуй, самое резонансное из всех изменение уголовного закона за прошедший год. Впервые предложенный еще в 2008 (!) году законопроект в прошлом году вспомнили и спешно приняли.

Теперь один день в СИЗО приравнен к одному дню в тюрьме и колониях особого и строгого режима, полутора дням в колонии общего режима и воспитательной колонии, двум дням в колонии-поселении.

Метла объяснил изменения тем, что условия в СИЗО «приравнены к тюремным», в то время как невозможно с достоверной точностью определить, будет ли человек приговорен к наказанию, предусматривающему тюремное заключение, ведь большая часть подсудимых в конечном итоге отправляется в колонии, условия содержания в которых значительно гуманнее.

Норма действует меньше года, но ФСИН уже отчиталась о практике ее применения: 10 402 человека вышли из мест лишения свободы благодаря пересчету сроков, еще 85 916 осужденных добились уменьшения срока.

Федеральный закон от 3 июля 2018 года № 186-ФЗ.

Наказание для лидеров преступных сообществ

УК дополнили новой ст. 210.1 – «Занятие высшего положения в преступной иерархии». Наказание – лишение свободы на срок от восьми до 15 лет, штраф до 5 млн руб. (или без него) и ограничение свободы на срок от одного года до двух лет.

Действующую ст. 210 УК по инициативе президента дополнили новой ч. 1.1. Она предусматривает ответственность за «участие в собрании организаторов, лидеров или иных представителей преступных сообществ или организованных групп». Наказание – от 12 до 20 лет колонии. Ужесточили и минимальный срок лишения свободы за участие в ОПГ – с пяти до семи лет. Это исключило возможность условного осуждения по статье. Кроме того, судам запретили назначать наказание ниже минимального по этим составам.

Эти изменения могут поставить под дополнительный удар руководителей юридических лиц, предпринимателей и бенефициаров юридических лиц, предупреждает Романов. Если раньше ст. 210 УК широко применялась следователями для преследования руководства юридических лиц в случае, например, пропуска сроков давности иных инкриминированных им преступлений, то введение в закон названной нормы может «дополнительно, вероятно, еще искусственно и избыточно» усугубить положение высших руководителей и собственников юридических лиц.

Федеральный закон от 01 апреля 2019 года № 46-ФЗ.

Ответственность за недобросовестные действия при закупках



Появилось наказание за «откаты» – злоупотребления в сфере госзакупок, совершенные из корысти лицами, которые не являются должностными и не выполняют управленческие функции в коммерческой организации. Если «откат» нанес крупный ущерб, преступнику грозит три года лишения свободы (вместо прежних 50 000 руб.). В противном случае его привлекут к административной ответственности.

Уголовная ответственность теперь наступает и за подкуп работника контрактной службы, контрактного управляющего и других лиц, представляющих интересы заказчика. Наказание за это составляет до трёх лет лишения свободы или штраф в размере до 200 000 руб.

Еще одним преступлением стала провокация подкупа в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд. При этом вознаграждение свыше 150 000 руб. считается крупным размером подкупа, а свыше 1 млн руб. – особо крупным.

Федеральный закон от 23 апреля 2018 года № 99-ФЗ.

Смягчение «предпринимательских» статей УК



Предприниматель может избежать уголовного преследования по некоторым составам преступлений, если возместит ущерб пострадавшему или государству. Уголовные дела по нескольким составам мошенничества теперь можно прекращать, но в том случае, если обвиняемый возместил весь нанесенный ущерб. Помимо мошеннических составов «смягчению» подвергли статью о нарушении изобретательских и патентных прав, о присвоении или растрате и о причинении ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.

Появившаяся возможность прекращать уголовные дела в отношении предпринимателей в случае возмещения ущерба кажется некоторым послаблением на общем фоне «закручивания гаек», однако фактически это является возведенным в закон приемом следователей, заставляющих подследственного признаться в совершении преступных деяний за их квалификацию по менее тяжкой статье, уверен Романов.

При наличии такой нормы «заказчики» уголовных дел получают мощный легализованный рычаг воздействия на предпринимателей, полагает юрист.

В условиях обилия «заказных» уголовных дел и пресловутого нежелания следователей устанавливать объективную истину в угоду потребности получить обвинительный приговор такая норма выглядит как предложение, от которого практически невозможно отказаться коммерсанту, попавшему под уголовное преследование, вне зависимости от его фактической виновности.

Саркисян согласен: предложенные в законопроекте положения – это «полумеры», которые в отсутствие комплексного подхода не решат проблему необоснованного привлечения к уголовной ответственности предпринимателей, а лишь создадут дополнительные лазейки, которыми будут активно пользоваться органы следствия.

Федеральный закон от 27 декабря 2018 года № 533-ФЗ.

УДО – раньше

В 2018 году изменили ст. 80 УК, которая предусматривает замену неотбытой части наказания более мягким его видом. Теперь замена лишения свободы на более мягкий вид наказания возможна после фактического отбытия четверти срока (раньше – трети срока) за преступление небольшой тяжести, трети срока (раньше – половины срока) за тяжкое преступление и половину срока – за особо тяжкое преступление (раньше – две трети срока). Кроме того, эти же поправки запретили судам применять принудительные работы в случаях, когда назначенный срок наказания превышает пять лет.

Текущую политику государства отличает шаблонный принцип решения возникающих проблем, а отсутствие гибкости ее подходов приводит к использованию авторитарных методов, отметил Романов. «Одним из результатов применения таких методов становится «перенаселение» следственных изоляторов и иных исправительных учреждений. Мне кажется, что это одна из основных причин введения норм, смягчающих судьбу осужденных к лишению свободы», – добавил он.

Федеральный закон от 27 декабря 2018 года № 540-ФЗ.

Необоснованное увольнение



В Уголовном кодексе появилась ст. 144.1. Она установила ответственность за «необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста».

По мнению Романова, новая статья рискует стать «мертвой». «Даже после вступления в силу этой нормы недобросовестные работодатели не почувствуют изменений, так как проверка по сообщению о преступлении разобьется о наличие документальных подтверждений законности произведенного увольнения», – объяснил он. Похожую мысль высказал и Саркисян: «При ближайшем рассмотрении становится очевидным, что норма носит декларативный характер и норма, скорее всего, будет мертвой». 

Он также не исключает, что эту статью могут использовать «показательно» – с целью демонстрации работоспособности нормы как инструмента защиты граждан старших возрастов. «Возбуждение такого уголовного дела может стать основанием для дальнейшей проверки всей деятельности бизнеса и установления более тяжких составов преступления», – предупреждает он.

Федеральный закон от 3 октября 2018 года № 352-ФЗ.

А еще за прошедший год:

Twitter Facebook Яндекс Livejournal

Возврат к списку